Статьи и публикации  Серебряный мастер › Диалоги с Квортрупом Audio Note
Серебряных дел мастер
Д. Зиловянский Аудио Магазин No5 1998
Основателя компании “Audio Note” Хирояши Кондо (Hiroyasu Kondo) называют “Серебряный  мастер”. Будучи первым разработчиком, который начал использовать в качестве соединителей серебряные провода он получил прозвище “ The Audio Silversmith”.
Чтобы добиться самого высокого качество звука Хирояши Кондо провел всесторонние исследования, чтобы получить самое высокое качество звука за счет использования серебра, которое никогда до этого не было использовано в аудио дизайне.
Компоненты «Audio Note» сделаны для адиофилов. Они легко превращают звук в музыку, соревнуясь с лучшими концертными выступлениями.
Hiroyasu Kondo Audio Note
В конце семидесятых годов один токийский торговец серебром получил необычный заказ: мистеру Кондо, владельцу фирмы "Audio Note", требовалось доставить килограмм провода из чистого серебра.
Серебро в таком виде было в Японии редкостью - для ювелирной промышленности оно производилось только в виде отрезков очень тонкой проволоки, но она мистеру Кондо не подходила: он уже пробовал работать с таким материалом и отказался от него, как и от использования плетеного серебряного кабеля.
Ему нужен был цельный провод из чистого серебра, которое, как выяснил мистер Кондо, не только может использоваться для изготовления столовых сервизов или ювелирных украшений, но и способно существенно улучшить качество звучания аудиоаппаратуры.
Хирояши Кондо родился в Хоккайдо в 1942 году, или по японскому календарю в 25-й год эры Шова. Он был младшим сыном буддийского монаха, и с раннего детства его окружали религиозная музыка и песнопения. В своих многочисленных интервью он говорит, что именно тогда, в детстве, научился слышать самое главное - "беззвучную музыку тишины".
То, что этот человек впоследствии полностью посвятил себя созданию аппаратуры для усиления звука, в этой связи кажется довольно забавным и даже напоминает какую-то загадочно-поучительную дзэн-буддистскую притчу, из тех, которыми Кондо так склонен обильно уснащать свои статьи и интервью, замечая, впрочем, при этом, что для него важна сама музыка, а не ее религиозное содержание. Возможно, именно поэтому он с такой легкостью сразу же принял и полюбил европейскую классическую музыку.
В 1958 году 16-ти летнему Хирояши Кондо попалась пластинка с записью симфонии "Из Нового Света" Дворжака, дирижировал Артуро Тосканини. Эта музыка, по словам Кондо, оказала на него настолько мощное, поистине магическое воздействие, что именно тогда он решил посвятить свою жизнь воспроизведению музыкальной звукозаписи. Кстати, для того чтобы прослушать эту пластинку ("сорокопятку"), ему пришлось самостоятельно переделать свой старенький проигрыватель, имевший только одну скорость - 33,3 об/мин.
В середине пятидесятых в Японии появляются первые образцы hi-fi-аппаратуры, сделанные энтузиастами-самодельщиками. Отец Кондо тоже увлекается сборкой самодельных усилителей, и вскоре сын паяет свой первый усилитель, мощностью в 3 Вт на одной лампе 2АЗ.
Увлечение становится страстью, и с тех пор паяльник Хирояши Кондо не остывает ни на один день. В школе он записывается в кружок радиолюбителей, и, поскольку младшему сыну по японской традиции позволено выбирать профессию по собственному усмотрению, радиоэлектроника становится естественным выбором.
Карьера Хирояши Кондо, рано проявившего исключительные, если не гениальные способности в области аудио-электроники, была поистине стремительной. По окончании Токийского университета с дипломом по электронике он был принят на работу в научно-исследовательский отдел компании "ТЕАС".
Компания в те времена славилась своими магнитофонами, и, работая там, Хирояши набирался опыта и знаний в области транзисторных технологий и цифровой звукозаписи, то есть был на переднем крае аудиоиндустрии. Проработав несколько лет в "ТЕАС", он подает заявление о приеме на студию звукозаписи "CBS Sony". Студия только что открылась и набирала инженерный персонал. Из 6000 поданных заявлений было отобрано 80, в том числе заявление Хирояши Кондо.
Audio Note Kondo Ongaku Pre KSL M77
Вскоре после поступления на работу в "CBS" Кондо публикует свои первые технические статьи в японских аудиожурналах. Он превосходно разбирается в технической и музыкальной стороне дела и становится признанным специалистом в области звукозаписи. При этом Кондо продолжает заниматься разработкой собственных усилителей.
На смену первым простым ламповым моделям приходят популярные в шестидесятые годы транзисторные. Хирояши Кондо делает первый японский дифференциальный транзисторный усилитель и, кажется, на время забывает свое дзэнское отрочество и лампы, к которым он вернется только в 1976 году, основав собственную фирму "Audio Note".
Сборочные цеха "Audio Note" располагаются в самом сердце Токио, в районе Шипагава. Фирма маленькая, в ней работает всего пять человек, каждый из которых настоящий мастер своего дела.
Вся продукция собирается исключительно вручную, две трети в Японии, одна треть за границей, нреимущественно в Европе. Первый коммерческий продукт фирмы - повышающий трансформатор для головки звукоснимателя с подвижной катушкой (МС) - имел медную обмотку и пользовался довольно умеренным успехом на фоне продукции конкурентов. Успех пришел с использованием серебряного провода сначала для первичной, а затем и для вторичной обмотки трансформатора.
YL Acoustics DS-7000
"С использованием серебряного провода,- говорит Хирояши Кондо,- звучание изменилось существенно. Оно стало более чистым, насыщенным и естественным. А когда я сделал из серебра вторичную обмотку, потрясающе улучшилось разрешение в области низких частот, и звучание стало очень ровным, без всяких искажений". Почти все, кто слышал "звучание" серебряного провода, были в восторге, за исключением разве что заядлых любителей "медного" звука.
Итак, разыскав поставщика, который мог доставать серебро, Кондо занялся разработкой других путей применения этого металла. Его первые серебряные межблочные кабели появились в Европе в 1978 году. Серебро использовалось и в усилителе "М7" на полевых транзисторах.
"Сразу после основания фирмы "Audio Note",- вспоминает Хирояши Кондо,- я задумал сделать ламповый предусилитель, но как раз в это время на японском рынке появились полевые транзисторы очень хорошего качества. У "полевиков" был довольно низкий уровень искажений, им не требовалась отрицательная обратная связь, и они производились в больших количествах.
Лампы же, напротив, достать было трудно, и их качество не всегда было хорошим". Парадоксально, но сейчас усилители "М7" собираются исключительно на лампах: высоковольтные полевые транзисторы для аудиоаппаратуры уже не производятся, но ламповое звучание и возможность создания более простой и, следовательно, лучшей схемы прохождения сигнала очень нравится мистеру Кондо.
Audio Note Оngaku
Еще во времена разработки транзисторного "М7" он открыл преимущества схемы с заземлением в одной точке - это теперь применяется повсеместно - и сейчас сожалеет, что в свое время не запатентовал ее. Его первый ламповый усилитель был представлен в Лондоне в 1979 году и стоил по тем временам сумасшедшие деньги - 6000 фунтов стерлингов. Одновременно он усовершенствовал звучание головок "Ortofon SPU", самостоятельно (без микроскопа!) поменяв их обмотку на серебряную.
Так появились головки "SPU-AG" ("AG"- намекает на любимый элемент периодической таблицы), а вслед за ними "IO" уже собственного аудионотовского производства, в которых для снижения вибрации катушка крепилась к корпусу крохотными винтиками, но, несмотря на то что в этой фразе уже пять слов подряд начинаются с буквы "к", все-таки отмечу, что кульминацией безусловно стала головка МС "IO Limited" с внешним источником питания, создававшим постоянное магнитное поле.
К середине восьмидесятых фирма "Audio Note" уже заняла достаточно прочные позиции на рынке аудиоаппаратуры и даже прикупила компанию "YL Acoustics", выпускавшую акустические системы. Кондо меж тем и сам занимался разработкой АС, подбирая огромных размеров корпуса и часто ограничиваясь одной динамической головкой. Уже тогда "Audio Note" выпустила серию автомобильных динамиков и (подумать только!) автомобильных ламповых усилителей.
Попутно Хирояши Кондо занимался усовершенствованием проигрывателей грампластинок, разрабатывал рупорные АС с мягким звучанием и недорогие полные ламповые усилители.
Но главным предметом гордости по праву стал рожденный в 1988 году усилитель мощности "Оngaku" ценой в 30000 фунтов и с чисто серебряным звучанием.
Забавно, что в "Ongaku" (в переводе с японского -"радость музыки") Кондо применил лампы, купленные на распродаже с американских военных складов и выпущенные как раз в год его рождения, предположительно для военных целей.
Кстати о лампах. Как и у всякого талантливого мастера, во всех разработках Хирояши Кондо прослеживается определенный стиль, собственное видение предмета, и если одной из примет любой продукции "Audio Note" является широкое применение серебра, то другая не менее характерная черта - использование определенного типа ламп в конкретных узлах схемы, которые повторяются, как блюзовые аккорды, в каждой модели.
Так, например, лампы 6072А обычно используются на стадии предварительного усиления, драйвером служит 5687, а в выходных каскадах используются триоды с прямым накалом - 211, 2АЗ и 300В. Большинство ламп, с которыми работает Кондо, являются либо традиционно применяемыми в аудиоаппаратуре (так называемая "аудиоклассика"), либо очень специфическими устройствами, изготовляемыми для военно-промышленных целей.
Использование на каждой стадии определенного типа ламп в различных конфигурациях позволяет снизить уровень дополнительных искажений, вносимых каждой из этих стадий. Говорят, что это уже стало своеобразным стилем и принципом разработки японского "хай-энда".
А личный почерк Кондо-сан можно определить так: усилитель с последовательным включением (SRPP) на 6072А в качестве входного каскада, гальванически связанного с усилителем напряжения на 5687; затем - через разделительный конденсатор - драйвер на катодном повторителе на 5687 и выходной каскад на прямонакальном триоде. Каждый из компонентов, входящих в продукты "Audio Note", проходит тщательный анализ.
Audio Note Gakuon II Kondo Japan
Хирояши Кондо, к примеру, вручную сворачивает серебряную фольгу для масляных конденсаторов. Используются специально изготовленные танталовые пленочные резисторы, которые, по словам Кондо, по сравнению со всеми другими обеспечивают самый низкий уровень зернистости. Мало того, даже выводы дискретных элементов "Audio Note" делает из серебра, не говоря уже о роскошных выходных трансформаторах с серебряной обмоткой и в прочных медных корпусах. Искусство исполнения, таким образом, значит для Хирояши Кондо не меньше, чем искусство разработки.
И раз уж речь снова зашла о серебре, интересно узнать, как восприняли аудиофилы, в частности североамериканские, устроенную Кондо серебряную вакханалию. Именно в своем отношении к серебряным проводам американское аудиообщество разделилось на два непримиримых лагеря. Одни их любят, другие ненавидят. А явное отсутствие какой бы то ни было основательной теоретической базы, естественно, подливает масла в огонь. Действительно, серебро является несколько лучшим, чем медь, проводником, но не настолько, чтобы серьезно влиять на сопротивление.
Вопрос о влиянии на звук различных химических элементов до сих нор остается довольно темной областью, оказываясь при этом чрезвычайно важным на практике. Никто не знает, почему серебро звучит лучше, и в тоже время, при прочих равных условиях, оно действительно звучит лучше.
Сам Кондо, говорят, тоже тратит немало времени на попытки подтвердить свои эмпирические находки теорией. Удастся ему это или нет - неизвестно, но хорошо известно, что в конечном итоге звук для Хирояши Кондо важнее всего.
kimber kable silver
Впрочем, серебро - серебром, но топология схемы и согласованность элементов всегда были важнейшими составляющими философии Кондо. Даже серебро, подчеркивал Кондо-сан, нельзя использовать наобум, и на вопрос, где же именно его необходимо использовать, отвечал: "Везде где только можно". Именно контакты между различными металлами приводят к потерям в качестве звучания.
Если же обстоятельства вынуждают выполнить только часть проводки из серебра, то лучше применить его в начале тракта, поскольку "медные искажения" проявятся еще более отчетливо, если серебро окажется в конечных узлах схемы. А уж если в системе имеются плохие контакты или некачественная проводка, серебра и вовсе следует избегать, поскольку оно только больше выявит эти недостатки.
Некоторые сочетания серебряных и медных проводников могут в результате привести к подъему высоких частот и некоторым потерям в нижнем регистре, придав чрезмерную яркость звучанию системы в целом,-- подтверждают специалисты "Audio Note", и именно в этом состоит основной аргумент критиков серебряной проводки. Возможно, коварная натура серебра проявляется скорее в том, чтобы вскрывать недостатки, нежели привносить достоинства. Но всякий, кто по роду своих занятий близко знаком с этим металлом, непременно скажет вам, что серебро серебру рознь.
Серебро, которым пользуется "Audio Note",- не переплавленные столовые ложки из ломбарда, оно достаточно высокой пробы (99,99%) (хотя имеются кабели и почище, например "Kimber" с чистотой 0.99999), импортируется из Италии в слитках и затем обрабатывается на токийских заводах. В холодном состоянии оно проходит алмазные волочильные доски и мгновенно изолируется несколькими слоями полиуретана, чтобы предотвратить окисление и механически задемпфировать проводник. "Audio Note" утверждает, что даже крохотный процент поверхностного окисления приведет к вредному для звучания вентильному эффекту, который сведет на нет все преимущества аудионотовского серебра.
В английской литературе, посвященной "Audio Note", неоднократно утверждается, что именно серебряные кабели стали важнейшей продукцией этой фирмы. Да и сам Хирояши Кондо, по-видимому, удовлетворен звучанием этих проводов, обогащенным серебряными конденсаторами и выходными трансформаторами ручной работы. Единственное "но", отмеченное Питером Квортрупом [глава европейского отделения "Audio Note"], заключается в том, что проводники из сверхчистого серебра, повышая качество звучания, в неменьшей степени повышают и цену.
Настала наконец пора сказать несколько слов о разработке и создании одного из самых выдающихся аудио-компонентов фирмы "Audio Note" усилителе "Ongaku".
Вес началось с необъяснимой, а может быть вполне объяснимой привязанности, даже, не побоюсь этого слова, любви мистера Кондо к уже довольно пожилым в то время 211-м триодам. Ему нравилась даже сама форма этих ламп, хотя многие считали их примитивными и устаревшими для использования в аудиоаппаратуре. В общем, особой популярностью они не пользуются даже по сей день. Построить усилитель на 211-х - непростая задача даже для опытного разработчика, поскольку этим лампам требуется питание около 1000 В и соответственно возникает множество проблем с изоляцией корпуса и проводки.
И все же Хирояши Кондо уверен, что только большие триоды, вроде 211-х, способны показать все лучшее, на что способна вакуумная лампа. Среди прочих мощных ламп 211-е и их аналоги выделяются линейностью характеристик. Нить накаливания сделана из провода большого диаметра, расстояние между сеткой и катодом значительное, сетка намотана с большим шагом. Это очень надежные лампы, обеспечивающие высокий вакуум, и опять же изначально они изготовлялись для военных целей.
Audio Note Kegon Mono Block Tube
Когда на анод подается высокое напряжение, а намотка сетки имеет достаточный шаг, количество "рассеянных электронов" вокруг нити накаливания значительно снижается, что позволяет лампе работать в режиме, более близком к идеальному. Причем большие триоды наилучшим образом работают со слабыми сигналами, позволяя сохранить звучание отчетливым и чистым. Если схемное решение на стадии драйвера удовлетворительно, то однотактный триодный усилитель мощности вызывает невероятно низкий уровень искажений, даже в отсутствие отрицательной обратной связи.
Именно этот факт наглядно демонстрирует преимущества данного типа вакуумных ламп.Что значит "хорошее звучание"? Ответов на этот вопрос может быть множество. Несомненно, лишь, что хорошее звучание должно быть естественным. Однако и понятие "естественное звучание" можно интерпретировать по-разному. Существуют мнения, что "естественный" означает "немеханический" или что это значит "близкий к живому звучанию".
С тем, что "естественное звучание" не должно включать "механические" элементы, наверное согласятся все слушатели. Механический звук парализует чувства слушателя, когда он слушает музыку достаточно долго. И существует немало факторов, по разным причинам способствующих воспроизведению механического звучания.
Впрочем, здесь самое место предоставить слово самому Хирояши Кондо и процитировать отрывок из интервью, которое он дал одному итальянскому журналу осенью прошлого года.
Audio Note IZero
Корреспондент. Кондо-сан, не могли бы вы привести пример того, что мы называем "механический звук"? Как бы вы определили плохо звучащую систему?
Кондо (улыбаясь). Давайте возьмем сопрано, например Эльвиры Идальго из Аргентины. Диапазон ее голоса достаточно широк, и в границах этого диапазона он должен звучать одинаково по тембру.
Большинство систем, имеющихся на рынке, воспроизводит ее голос с четырьмя разными тембровыми оттенками. Многие системы, в соответствии с диапазоном, в котором она поет, воспроизводят звук ее голоса так, будто он принадлежит четырем разным певицам. Какие-то участки звучат так, словно она испытывает жажду (Кондо имитирует этот голос).
А в хорошо звучащей системе этого не должно происходить.
Такая система воспроизводит естественную непрерывность звучания. В других же системах мы ощущаем "ступеньки", внезапные изменения высоты звука.
SpyLOG
Рейтинг@Mail.ru
HotLog
Все права © 2003-2013. Разрешается использование материалов при условии указания ссылки на сайт http://inthouse.ru/
+7 (926) 906-6548
+7 (495) 771-2800